Спаси и сохрани

208 просмотров

Междугородний автобус следовал по расписанию. В жаркий июльский день для многих пассажиров поездка была мучительна. Не помогали даже открытые люки, форточки. Кто-то изнеможенно вздыхал, обмахиваясь журналами, газетами…

Откинувшись на спинку сиденья, мужчина, закрыв глаза, отдыхал. Рядом сидящая с ним девушка, окинула незнакомца взглядом: глубокий шрам на смуглом лице придавал грозный вид, внушал страх. Попутчица с опасением отодвинулась, прижав к себе дамскую сумочку. Чем дальше автобус, тем заметнее становилось волнение пассажира. В широкое автобусное окно виднелся лес с пышной листвой, зелёные луга, нивы с рожью, стада коров. От нахлынувшего счастья, мужчина зарыдал.

— Вам плохо? – услышал голос молодой попутчицы.

Он хотел отблагодарить юную красавицу за беспокойство, но вместо этого получилась путаница бессвязных слов. Да что говорить? В родных местах он не был почти пятнадцать лет. И в том не его вина. Сама судьба уготовила ему такие испытания…

Афганистан

Новобранцы осеннего призыва толкались в коридоре военкомата, переходя от кабинета к кабинету.

— Годен! – вынес заключение военврач.

В тот момент Александр испытывал гордость, ведь в десантные войска набирали только сильных, со спортивной закалкой ребят.

Узнав, что сын будет нести службу в Афганистане, Зинаида Васильевна залилась слезами. Отец зло выругался:

— Сама родина возлагает на них надежды, а ты рыдаешь!

Соседка перекрестилась и сказала:

— Плачешь, как по покойному. Гляди, беду не накличь…

Провожая, мать надела на шею сына серебряный крестик. Перекрестив, напутственно произнесла:

— Спаси и сохрани!

Солдат доставили в учебную часть, которая располагалась на границе с Афганистаном. С утра до ночи бойцы отрабатывали приёмы, учились владеть парашютом, шагать по плацу, метко стрелять…

Едва голова опускалась на подушку, Александр устало засыпал. Больше всего на свете ему хотелось хорошо отоспаться…

Настоящим подарком для ребят были письма от родных, друзей, любимых девушек. Это был праздник души. С нетерпением ждал вестей из родных мест и Александр. С трепетом читал послания от любимой девушки Вали. Всякий раз вспоминал день их знакомства. Саше тогда было всего шестнадцать лет, Вале – четырнадцать…

В тот день они с друзьями решили сходить на танцы в соседнюю деревню. В сельском клубе местные подростки заметили чужих. Некоторое время молча сносили ухаживания незнакомцев за их девчонками. Через некоторое время, переговорив с компанией, ждали на улице, набросившись с кулаками. Неизвестно, чем бы закончилась драка, если бы не вспугнул громкий свист. В темноте все разбежались кто куда. Саша утирал кровь из разбитого носа. Подняв глаза, увидел Валю.

— Где так свистеть научилась? – первым заговорил юноша.

Девочка несмело пожала плечами, засмеялась и в ответ протянула ему свой носовой платок.
Немного успокоившись, Саша разговаривал с Валей, как ни в чём не бывало, не обращая внимания на кровоподтёки на лице. «С такой защитницей хоть в огонь…» — подумалось само собой.

Саша приезжал к Вале на велосипеде, приходил пешком. Их встречи продолжались два года. Последнюю ночь перед армией они провели вместе.

— Когда я вернусь, мы поженимся, — шептал Саша. – Ты – моя!

— Люблю тебя… — вторила Валя…

 После учебной подготовки юноши попали в расположение военной части – в Афганистан. Неделю «молодых» не тревожили. Все понимали, что это время для того, чтобы адаптироваться. Незаметно бойцы втянулись в солдатскую жизнь…

Десантник

Александр читал очередное письмо от любимой, когда прозвучала тревога, оповещая приготовиться к вылету на боевое задание. Юноша летел не в первый раз, но сегодня ему как-то особенно не хотелось. Не давали покоя строчки Валиного послания: «Я беременна, — писала девушка. – У нас будет ребёнок! Не знаю, что будет, когда узнает мама…» Саша мысленно посочувствовал Вале, ведь мать у неё и вправду была с «железным» характером. Ему не раз приходилось испытывать на себе столь строгое воспитание, когда ухаживал за Валей.

В вертолёте вновь вспомнил о своей любимой. Валя – Валечка… В душе бушевала радость: он скоро станет отцом! Представил, как вернётся домой, обнимет суженую, подбросит на радостях  дочурку или сынишку… В голове от счастья всё завертелось, закружилось.

Мощный глухой удар вернул в реальность. Вертолёт стал резко терять равновесие. Пролетая над кишлаком, никто и не подозревал об опасности. На миг воцарилась тишина.

— Всё! Прилетели! – зло выругался командир. – Прыгайте воробушки! Падаем…

Когда раскрылись парашюты, в горах раздался взрыв.

Едва почва оказалась под ногами, сквозь сгущающиеся сумерки, ребята увидели себя в «кольце».

— Для нас служба закончилась… — сдавленным голосом сказал кто-то из сослуживцев. – Душманы живыми нас не выпустят…

…Утром разведгруппа обнаружила у перехода в ущелье тела пятерых солдат из лётно-десантной команды. Среди убитых Александра не было.

Пленники

Юноша очнулся на земляном полу в сарае. Сильно болела голова. В памяти всплыли недавние события, стало не по себе… Ребята отстреливались до последнего патрона, умирали на глазах. Когда душманы подошли поближе, Саше сзади был нанесён сильный удар прикладом по голове.
В темноте послышался шорох. Александр позвал, и ему ответил незнакомый голос.

— …Нам приказали задержать караван. По разведданным верблюдами должны были переправлять оружие, — рассказывал Валера. – Нарвались на засаду…

Пленники беседовали долго, пока сквозь щели дощатой темницы не стали пробиваться лучи утреннего солнца.

Вскоре у кишлака заскрипели тормоза автомобиля, двор наполнился шумом. Снаружи зазвенели ключи, загремели задвижки. Бородатый мужчина, открыв дверь, кивком головы попросил Валеру следовать за ним. Юноша протянул руку на прощание.

— Возможно, не свидимся больше…

От этих слов, в сердце Александра закрался страх. Вспомнил маму, отца, Валю, друзей. Впервые за столь короткую жизнь ощутил себя загнанным в клетку, откуда нет выхода.

Тщетно прислушивался к разговорам: он не понимал чужого языка. Валера же говорил так тихо, что Саша не мог ничего расслышать. Через некоторое время донеслись глухие удары, выстрелы…

Когда дверь распахнулась вновь, сердце забилось сильнее.  Незаметно коснулся губами серебряного крестика, прошептал «Спаси и сохрани…»

После нескольких дней, проведённых в сарае,  Александр почувствовал слабость, кружилась голова, в горле пересохло от жажды. Юноша не мог рассмотреть лиц афганских бойцов из-за ярко-слепящего солнца.

— Кто ты, солдат? – донеслось на «ломаном» русском.

Прислушиваясь к учащённому биению сердца, едва слышно произнёс:

— Десантник…

Афганцы несколько минут разговаривали на своём языке, совещались, потом вновь обратились к пленнику:

— Нам нужны такие сильные бойцы, как ты. Пойдёшь в нашу армию?

Саша окинул взглядом двор, как будто искал ответ на вопрос. На песке заметил кровь, а под навесом …убитого Валеру. По телу пробежала дрожь — такая же участь ждёт и его. Александр мысленно попрощался с родными, друзьями.

 Молчание нарушил тот же голос:

 — Ты хочешь смерти, как и твой друг? – душман рукой указал на тело Валеры.

Собравшись с силами, пленник сухо сказал:

— Наши солдаты не продаются…

Тишина затянулась всего несколько минут, после чего внезапно посыпались удары со всех сторон. Один из молодых бойцов неожиданно полосонул Сашу ножом по лицу… Душманы долго отрабатывали боевые приёмы кулаками и ногами, пока Александр не перестал подавать признаков жизни. Убедившись, что пленник мёртв, не стали тратить лишнюю пулю. Окровавленные тела сгрузили в автомобиль, затем сбросили в откос по дороге через горы.

Валя

Скрывать беременность Вале становилось всё труднее. Рано или поздно объяснений с родителями было не избежать. И девушка решилась. Новость о том, что семнадцатилетняя дочь скоро станет матерью, привела Инну Петровну в замешательство. Как ей, уважаемой сельской учительнице, пережить этот позор? Ведь она мечтала, чтобы Валя поступила в институт…

Инна Петровна не сдержалась и со злости влепила дочери пощёчину. Шквал родительских эмоций посыпался на Валю в одночасье.

— Пусть идёт жить к тому, с кем нагуляла, — зло выругался отец, рукой указав на дверь.

Глотая слёзы, Валя выбежала из дома, захватив с собой лишь самое дорогое – Сашкины письма.
На дворе сгущались сумерки, а идти было некуда. Немного подумав и взвесив все обстоятельства, девушка решилась всё же пойти к родителям любимого человека.

Михаил Сергеевич и Зинаида Васильевна приняли Валю радушно. Узнав, что скоро у них появится внук, порадовались. Девушка стала жить в доме на правах невестки. Вместе со свёкром и свекровью ждала скорейшего возвращения Саши.

Беда в дом пришла неожиданно. Из военной части, где служил Александр, пришло извещение.

— «Ваш сын пропал без вести…» — прочла Валя.

К горлу подкатил комок, и девушка, едва сдерживая рыдания, закричала:

— Нет! Сашка жив! С ним ничего не случилось! Он найдётся, обязательно найдётся. Я уверена в этом.

Предсказание

Всю ночь Валя проплакала. Покоя не давали разные мысли. Где-то под сердцем зашевелился ребёнок, напоминая о Сашке, жарких поцелуях. Душа разрывалась от тревоги и тоски. Если бы знать, где её любимый, что с ним случилось? Наутро вспомнила о гадалке, которая жила в соседней деревне. Поздним вечером девушка наведалась к ней в дом. Женщина раскладывала карты, а Валя прислушивалась к каждому её слову.

— Не живой и не мёртвый – жизнь висит на волоске. Вокруг него казённые люди, — говорила гадалка. – Если выживет, жить начнёт заново. Ждёт его другая семья: мать с отцом, невеста…Чужим людям заменит сына…

Валя ничего не поняла в этих предсказаниях и лишь недоумённо пожала плечами. О какой другой семье говорила гадалка? Разве такое может быть? Последнее пророчество, сказанное напоследок, заставила сердце забиться в тревоге:

— Вернётся он к вам не скоро и не надолго, — заметив слёзы на глазах беременной, пожилая
женщина добавила, — Ничего тут не поделать. Так судьбой предрешено…

На обратном пути не давала покоя фраза «Если выживет…» Мысленно представила умирающего Сашку и попросила: «Выживи, умоляю! Выживи ради нас…»

Неизвестный…

Несколько дней назад в госпиталь доставили двоих изувеченных ребят, которых случайно нашла советская разведгруппа. Один из них был мёртв, за жизнь другого врачи долго боролись…
Обход всегда начинался с палаты тяжелораненых. Открыв дверь, доктор проследовал к койке, где лежал послеоперационный больной. Проверив пульс, осмотрел швы на лице, наложенные на глубокий шрам, поинтересовался самочувствием. Несчастный лишь слабо шевелил губами.

 — Светлана Фёдоровна, — обратился врач к медсестре, — удалось ли что-нибудь выяснить о поступивших солдатах?

— Разосланы запросы в военные части. Погибшего парня опознали, — медсестра раскрыла папку с документами, — «Груз 200» отправлен домой – на Урал, — она сделала паузу и продолжила. – А вот со вторым пока — заминка. С солдатской формы стёрты все опознавательные знаки. Сам он ничего не помнит, даже своего имени…

Медсестра по несколько раз в день заходила в палату к несчастному юноше, чтобы справиться о его состоянии. Жалела, сочувствовала как мать: за два месяца в госпитале перенёс две сложнейших операции, «заштопали» лицо, к тому же, ничего не помнил о себе.

Письмо

Сегодня Светлана Фёдоровна как-то загадочно улыбнулась. В руке она держала письмо.

— Это от родителей твоего погибшего товарища. Кажется, его Валерой звали…

Незнакомые люди страдали от смерти единственного сына. Они случайно узнали, что вместе с Валерой был найден ещё один солдат, который чудом остался жив. «Мы будем рады оказать помощь другу нашего сына. Пока к тебе не вернулась память, можешь пожить у нас, — писали родители Валеры. – Напиши нам, и мы за тобой приедем…»

— А что? Может и вправду тебе поехать к ним? – закончив читать письмо, сказала медсестра. – В домашней обстановке быстрее пойдёшь на поправку. Судя по содержанию письма, люди хорошие… Так я напишу?

Больной согласно кивнул головой. С того дня он ждал их приезда, словно появление незнакомых людей должно было перевернуть его жизнь, возвратить назад забытое прошлое. И они приехали, преодолев немалое расстояние.

— Бедный мальчик! Что они с тобой сделали? – увидев шрам на лице юноши, женщина от ужаса всплеснула руками.

Юноша попытался что-то сказать, но вместо слов с губ слетела какая-то путаница. Гостья приостановила рукой:

— Не надо, не говори ничего. Я всё знаю.

Подойдя поближе, долго всматривалась в глаза, затем задумчиво произнесла:

— Жаль, что имени твоего не знаем… Ну, это ничего! – бодрым голосом добавила гостья. — У нас
очень красивые места, рядом санаторий — я там врачом работаю. Поживёшь у нас, отдохнёшь, подлечишься и всё вспомнишь. А пока, если ты не возражаешь, мы тебя Юрой звать будем. У православных это имя означает Победоносец…

Новая семья

Инна Анатольевна была права. Чистый, свежий воздух горного ландшафта помогли восстановить силы и здоровье, но память по-прежнему не возвращалась. Её как будто стёрли… Юру обследовали высококвалифицированные доктора, профессора, которые лишь разводили руками.

— Дело времени…, — твердили медики в один голос.

Родители Валеры заботились о Юре, как о родном сыне. Под их опекой юноша ни в чём не нуждался.

Однажды у Юры случился приступ. От боли потерял сознание. Когда пришёл в себя, увидел заплаканное лицо Инны Анатольевны. Тогда ему захотелось дотронуться рукой до её седых волос и назвать матерью…

— Не плачь, мама…, — тихо прошептал Юра. – Когда ты рядом, со мной ничего не случится.

Женщина по-матерински обняла юношу.

— Да, сынок. Я всегда с тобой…

С самого утра Инна Анатольевна суетилась на кухне. В доме вкусно пахло свежей выпечкой.

— Сегодня у нас будет гостья, — предупредила женщина.

С первого взгляда на русоволосую, сероглазую красавицу Юру бросило в жар.

— Это Даша, — представила Инна Анатольевна, — друг семьи.

Некоторое время юноша украдкой изучал девушку, ловил скромные взгляды на себе. В какой-то момент Юра понял, что Дашу пригласили неспроста. Как только за гостьей закрылась дверь, юноша непременно поинтересовался.

— Даша была невестой Валеры, — услышал в ответ, — Она до сих пор его любит, тоскует. Говорят, что новая любовь сильнее прежней. Может быть, встреча с тобой изменит её жизнь?

Сон

Той ночью Юре впервые приснился сон. Его больше не мучили кошмары. Привиделась какая-то девушка с младенцем на руках. Она стояла по другую, противоположную сторону озера и всё время звала:

— Саша! Сашка! Мы здесь. Плыви к нам…

Юра оглянулся: кроме него на берегу больше никого не было. Когда стал отдаляться, незнакомка плакала, кричала, не переставая звать по имени…

Через несколько дней Даша наведалась снова, а вечером следующего дня сама позвонила и пригласила прогуляться.

Неведомое чувство завладело сердцем Юры с неимоверной силой. Девушка могла часами рассказывать смешные истории из своей студенческой жизни, а он готов был слушать её голос бесконечно. Однажды, гуляя в парке, девушка оступилась. Её тут же подхватили сильные руки Юры. Оказавшись близко лицом к лицом, не удержалась: провела рукой по густым волосам, губами коснулась шрама на лице.

— Как долго я тебя ждала, — сказала Даша, склонив голову на плечо юноши…

Замужем

— Сашка! – крикнула Валя в открытое окно. — Со двора никуда не выходить!

Мальчуган, понурив голову, отошёл от калитки. Ну вот, опять мама со своим воспитанием! А там, на улице, Серёжка с Вовкой в «войну» играют…

У дома заскрипели тормоза колхозного молоковоза. Валя увидела мужа, засуетилась на кухне, разогревая обед. Сашка радостно бросился навстречу. Фёдор подхватил мальчишку на руки, весело подбросил вверх.

— Поедешь со мной кататься?

Сашка согласно кивнул головой, и неуклюже покарабкался в кабину.

Федор с порога протянул жене охапку полевых цветов, обнял, поцеловал…

Валя благодарила судьбу за встречу с Фёдором. Когда-то он был лучшим другом Саши, одноклассником. После службы в армии Федя устроился в родной колхоз водителем, Валя работала зоотехником. Парень часто подвозил Валю до дома. Но, скоро по деревне «поползли» сплетни. Валя боялась, как бы слухи не дошли до свекрови. После смерти Михаила Сергеевича она заметно поседела, часто принимала сердечные лекарства, плакала, вспоминая сына.

— Хоть бы знать, где Сашкино тело покоится, — говорила Зинаида Васильевна, утирая слёзы. –

Приехать бы поклонится могилке, поговорить с ним перед смертью…

— Не хороните его, — успокаивала невестка. — Вернётся он, вот увидите. В жизни всякое бывает…

 Злые языки не пощадили больную женщину. На удивление Вали, Зинаида Васильевна отнеслась к разговорам спокойно и уравновешенно. А вечером попыталась поговорить откровенно.

— Замуж тебе надо. Вот Федя, чем не пара? – Зинаида Васильевна пристально смотрела в глаза, как будто пыталась прочесть ответ на вопрос. – Тебя и сына твоего любит. Пока молодая, устраивай свою жизнь…

Валя опустила голову, задумалась. Действительно, Федор не раз делал ей предложение, звал в новый дом хозяйкой. Годы шли, а она по-прежнему бежала навстречу почтальону, в надежде на какое-нибудь известие. Подрастал сын, в честь Александра Валя и назвала его.

Когда с Дальнего Севера вернулась семья Сашиного старшего брата, в доме стало тесно. Другая невестка косилась на Валю, старалась «уколоть», обидеть. У маленького Сашки вместо имени теперь была кличка – «байстрюк». Тогда Валя решилась принять предложение Фёдора.

Крещение

После того, как Даша перенесла операцию на внематочную беременность, супруги потеряли надежду на то, что у них когда-нибудь будет малыш. Даша лечилась, врачи утешали, но ожидание затянулось надолго. Чудо произошло, когда обоим перевалило за тридцать. Юра был счастлив, когда узнал, что Даша носит ребёнка. Больше всех обрадовалась Инна Анатольевна. Она давно мечтала понянчить внуков.

Рождение Ирочки прибавило хлопот. Готовясь к крещению дочери, Даша предложила мужу:

— Давай и тебя вместе с малышкой окрестим.

Юра подхватил идею. Почему бы нет? Он жил с новым именем некрещёный.

С началом церемонии, когда священник стал читать молитву, Даша заметила, как муж побледнел. У Юры сжали голову спазмы с такой силой, что перехватило дыхание. Всё вокруг завертелось, закружилось. Юра пошатнулся и упал…

Очнулся, когда обеспокоенные женщины старались привести в чувство. Несколько минут он смотрел в потолок. Безмолвный отрешённый взгляд испугал Дашу.

— Юра! – позвала жена. – Что с тобой?

В ответ прозвучал тихий, сдавленный голос:

— Меня зовут Александром…

От неожиданности Даша присела, а Инна Анатольевна закрыла ладонями лицо.

…Зинаида Васильевна наводила порядок во дворе, когда у дома остановился велосипед почтальона. Сквозь калитку он окликнул хозяйку и протянул телеграмму. В сердце что-то дрогнуло, от волнения строчки расплылись перед глазами: «Мама, я живой…» — прочла женщина, едва сдерживая рыдания.

Встреча

Теперь, когда к Саше вернулась память, не знал, как отнестись к неожиданному повороту судьбы. Прошлое вторглось в жизнь внезапно, когда не ждал. Радости в этом Саша не испытывал. Позади более 10 лет. У него устроена жизнь: любимая жена, маленькая дочурка и вторая мама – Инна Анатольевна. Этой доброй женщине он обязан жизнью…

Всю ночь Александр не спал, нервно курил на балконе. Даша его не беспокоила, ни о чём не спрашивала. Ему есть о чём подумать…

Александр ехал домой повидаться с родными, погостить. В автобусе откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза, с волнением представил себе мать, Валю с сыном… Какие они? В своём письме мама писала ему о том, что Валя вышла замуж за Фёдора, родила троих детей. А Сашка – сын Александра, почти взрослый. В 14 лет нет отбоя от девчонок…

Александр также рассказал в своём послании о Даше, Ирочке и Инне Анатольевне. Всё стало на свои места, как распорядилась судьба.

Междугородний автобус притормозил на остановке, выпуская пассажира. По ту сторону дороги Александр увидел встречающих: Фёдора, Валю, маму и детишек. Взгляд остановился на подростке. В нём Саша узнал себя. Такой же смелый, задорный взгляд, улыбка…

— Встречай своего отца, сынок, — сказала Валя, слегка подтолкнув Сашку.

Источник